Історія автомибілів

ВАЗ-2101 («Жигулі», «Копійка») — легковий автомобіль з кузовом чотиридверний седан. Перша модель, випущена Волзьким автомобільним заводом. Роки випуску 19701984. Коштував 5 600 крб.

У середині 60-х СРСР гостро потребував сучасного «народного» автомобіля, який би задовольняв запити широких верств населення. Створити таку машину у короткі терміни радянський автопром не міг — у заводів не було перспективних розробок, готових стати на конвеєр. Єдиним виходом з положення була купівля ліцензії на виробництво іноземної моделі. Це рішення і було прийнято.

Влітку 1965 року до Москви приїхав президент «ФІАТ» професор Вітторіо Валлетта. За результатами перемовин між фірмою «ФІАТ» і Держкомітетом СРСР з питань науки і техніки було підписано попередню угоду про співпрацю. Трохи менше ніж за рік— 4 травня 1966 року— у Турині було підписано протокол про співпрацю фірми «ФІАТ» з Міністерством автомобільної промисловості СРСР. Одночасно готувалася і фінансова угода, згідно з якою італійський державний кредитний банк IMI (Instituto Mobilare Italiano) повинен був надати радянському Внешторгбанку цільовий кредит на закупівлю необхідного устаткування та інших витрат.

Будівництво заводу почалося у 1967 році. Рада Міністрів СРСР призначила заступника міністра автомобільної промисловості Полякова В. Н. генеральним директором заводу, що будувався, а головним конструктором ВАЗу В. С. Соловйова. Перша черга, розрахована на випуск 220 тис. автомашин щороку, почала діяти у 1970 році, а за декілька років загальна потужність заводу склала понад 640 тис. автомобілів щорік.

19 квітня 1970 року перша «копійка» зійшла з його конвейєра. Щоправда, масове виробництво автомобілів почалося лише у вересні. Усього того року було зібрано 21000 ВАЗ-2101. Автомобіль отримав торгову назву «Жигулі». З комерційної точки зору воно виявилося не ідеальним — для ряду іноземних мов було немилозвучним (нагадувало «жиголо», тобто «альфонс»). Експортний варіант ВАЗ-2101 назвали «Лада».

Технічні зміни

Результатом наполегливої роботи великої групи випробувачів, інженерів, конструкторів стало понад 270 змін у конструкції машини.

ВАЗ-2101 від свого прототипу Fiat 124 відрізнявся посиленим чотиридверним кузовом седан «канонічних» контурів, досконалішим двигуном, зміненою трансмісією і ходовою частиною. По суті, ВАЗ-2101 і подальші модифікації були добре адаптованими до «радянських умов»: двигун отримав прогресивніше верхнє розташування розподільчого валу у головці блоку циліндрів. Кліренс збільшили на 3 см, підвіску переробили і підсилили. Інші вузли і агрегати пройшли повну «акліматизацію» до довгих радянських зим і місцевих особливостей експлуатації. Набагато кращу динаміку і просторіший салон, порівняно з «Москвичем», що вміщав п’ятьох осіб, багато покупців свого часу оцінили з гідністю.

Салон на час виробництва лише трохи модернізували. Інтер’єр був зроблений на рівні тих (70-х) років достатньо непогано, хоча вже на момент зняття з виробництва (1983 рік) вимоги до ергономіки посилилися, і за цими параметрами панель приладів і робоче місце водія слід визнати незадовільними.

Модифікації

Двигун ВАЗ-2101

Масові:

  • ВАЗ-2101 (1970—1983) — початковий варіант, двигун 1,2 л.;
  • ВАЗ-21011 (1974—1981) — модернізований варіант з двигуном 1,3 л.;
  • ВАЗ-21013 (1977—1988) — відрізняється від ВАЗ-21011 двигуном меншої потужності (робочий об’єм 1,2 л);

Малосерійні:

Експортний варіант автомобіля називався Lada 1200. Понад 57 тис. автомобілів були відправлені до країн Соціалістичної співдружності — НДРЧехословаччиниБолгаріїУгорщини і Югославії. Незабаром «Лади» з’явилися на дорогах ФРНФранціїВеликої БританіїАвстріїШвейцарії , Єгипту і Нігерії.

Виготовлення автомобіля ВАЗ 21011 було зупинено в 1981 році, а ВАЗ 2101 припинили випускати в 1983-му році. Далі стали виготовляти тільки модифікацію ВАЗ-21013.

На базі ВАЗ-2101 був створений також універсал ВАЗ-2102.

«Лімузин» ВАЗ-2101

Автомобіль ВАЗ-2101 став родоначальником цілого сімейства машин, зване «класика»:

На Кубі практично на напівпромисловій основі виготовляються «лімузини»ВАЗ-2101, широко використовуються як маршрутні таксі.

ВАЗ-21011/ВАЗ-21013

ВАЗ-21011

ВАЗ-21013

Основні зміни припали на модифікацію кузова 21011 (1974 рік), яка отримала зручніші передні сидіння і дещо змінені органи керування, а також попільнички, із задніх підлокітників перенесені безпосередньо на панелі дверей. На додаток до цього модифікація отримала потужніший 69-сильний двигун робочим об’ємом 1,3 л. Ці автомобілі оснащували іншими ґратками радіатора з частішою горизонтальною поперечиною, в нижній частині панелі передка з’явилися чотири додаткові вентиляційні прорізи. Бампери позбулися іклів і отримали натомість по периметру гумові накладки. На задніх стійках кузова з’явилися отвори примусової витяжної вентиляції салону, прикриті декоративними ґратками, стоп-сигнали і поворотники дооснастили відбивачами. З’явився сигнал заднього ходу.

Трьома роками пізніше (1977 рік) була представлена версія ВАЗ-21013 з кузовом 21011 і 1,2-літровим двигуном ВАЗ-2101. «Міліційну» модифікацію ВАЗ-21016 оснащували потужним 75-сильним (1,5 л) двигуном ВАЗ-2103.

За кордоном

Lada 1300

Обрана для автомобіля назва «Жигулі» виявилася незвучною на багатьох європейських мовах, тому на експорт машини йшли під брендом «LADA». ВАЗ-2101 позначався як Lada 1200, ВАЗ-21011 — як Lada 1300. Історія появи цього найменування по-суті, виявляється, неабияк забута не тільки вдячними нащадками, а й самими учасниками подій.

За загальноприйнятою версією, ім’я у тольяттінського автомобіля з’явилося в результаті чи не всесоюзного конкурсу. Ніби в пресі оголосили умови і полетіли зі всієї країни послання. Всього листів і телеграм набралося близько 30 тисяч. Прискіплива держкомісія відібрала вісім штук, а конструктор А. Чорний запропонував ще одне — «Жигулі». Воно-то і було затверджено урядом.

Однак є й інша думка. Належить воно конструктору Геннадію Ляхову, а надбанням громадськості стало минулого року, після виходу в світ збірки спогадів конструкторів-ветеранів ВАЗу під поетичним заголовком «Високої думки полум’я». Ось цитата з Геннадія Олексійовича: “Одного разу, десь у середині лютого (1967 року. — А. Ш.), Поляків поставив перед Поспєловим (заступник першого головного конструктора Ваза В. Соловйова. — А. Ш.) завдання — придумати назву для автомобіля, який буде випускатися на новому заводі. Через два дні роботи в бібліотеці НАМІ з матеріалами (журнали, енциклопедії) мною було виставлено на голосування близько восьми назв. До них, за пропозицією А. М. Чорного, додали «Жигулі». В результаті голосування у двох турах було вибрано назву «Жигулі», яке і було затверджено Поляковим і повідомлено на FIAT. Це було задовго до всіх конкурсів різних журналів … “

Як би там не було, але назва «Жигулі» проіснувала недовго. На початку 70-х ВАЗ зі своїми автомобілями вийшов на міжнародний ринок і ось тут-то трапився казус. Мало того, що для іноземного вуха назва вазовського автомобіля була дуже незвична, так відразу в декількох мовах воно мало не дуже-то пристойні співзвуччя. У цьому сенсі особливо відзначилася угорська мова, в якій є вислів, що звучить як «щікулі». Переклад абсолютно нецензурний. Таким чином, принаймні на міжнародній арені, доля «Жигулів» була вирішена.

«Людина, що придумала назву „Лада“, існує, — переконаний нинішній головний конструктор АвтоВАЗа Петро Прусов. — Але його ім’я історії невідомо …» Але ж пройшло всього нічого — 27 років. Саме з 1973 року у «Жигулів» з’явилося найменування для закордонного, так би мовити, користування.

Завдання було поставлене гранично просте: нова назва має бути звучною, короткою та красивою. Щоб іноземцям сподобалося. Після цілеспрямованого пошуку зупинилися на «Ладі». Очевидці не беруться судити про причини цього вибору. Хтось згадує популярну пісеньку «Похмурий не треба, Лада». Інші проводять аналогію із заводським товарним знаком «Тура», який з’явився на світ мало не одночасно з «Жигулями». Нібито співзвуччя з жіночим ім’ям навело на думку дати останнє автомобілю. Одне точно: нове ім’я відразу всім сподобалося. Але з урочистими хрестинами не поспішали. Перевірити «Ладу» на благозвучність вирішено було з особливим натхненням. На щастя, ніяких накладок виявлено не було. Якщо не вважати, що на угорській мові близьке по звучанню слово позначає «скриня», а хорватській подібне слово позначає «скриня, скринька».

Сьогодні «Лада», якщо так можна висловитися, головний бренд «АвтоВАЗу». Це найменування практично витіснило «Жигулі». У всякому разі вазовські функціонери, маркетологи — всі ті, хто займається просуванням продукції автогіганта на ринку, назви, що не підійшла іноземцям, не вживають.

ВАЗ не мав права продавати свої машини на ринках, де Fiat 124 і його аналоги вже були представлені, тому масовий експорт тольяттінськіх автомобілів почався тільки в 1974 році, зі зняттям моделі з виробництва в Італії.

Як результат, у західних споживачів склалося набагато менш сприятливе враження про цю модель, яка сприймалася як один з багатьох «клонів» застарілого «Фіата» (подібні варіанти Fiat-124 випускалися в ті роки в Польщі, Туреччини, Південної Кореї, Іспанії і в цілому ряді інших країн), і економічна віддача від величезних витрат на будівництво Волзького заводу була дуже сильно відстрочена — хоча роль його продукції в масовій автомобілізації самого СРСР складно переоцінити.

Між тим, ВАЗ досить швидко витіснив вже застарілу (багато в чому — саме з-за браку фінансування на догоду ВАЗ) продукцію АЗЛК як головний товар радянського Автоекспорту. Автомобілі ВАЗ продавалися в багатьох країнах світу, в тому числі в Західній Європі та Канаді.

Тим не менш, автомобілі «LADA» були конкурентоспроможними на ринках західних країн переважно саме завдяки демпінговій ціні при досить багатому, для їх класу, оснащенні, а їхніми основними конкурентами були переважно або інші східно-європейські моделі, дуже схожий Fiat 125 P польської збірки, або моделі західного виробництва меншого розміру або гіршої комплектації. Наприклад, у середині сімдесятих LADA 1200 ES (ВАЗ-2101) коштувала у Великій Британії £ 1575, а порівнянні за розміром та обладнанням чотирьохдверні седани західного виробництва — не менше £ 2000.

ВАЗ-2101 в кіно

Автомобілі ВАЗ-2101 неодноразово брали участь у зйомках фільмів на різних майданчиках країни. Цей автомобіль можна побачити у фільмах «Міміно», «Особливо небезпечний», «Інспектор ДАІ», «Брат», «Гітлер Капут» і багатьох багатьох інших.

У 2002 році під слоганом “Культова машина в круговерті пристрастей”у кінопрокат вийшов фільм Івана Диховичного «Копійка», в якому головну роль зіграв автомобіль ВАЗ-2101.

У 2008 році «Копійка» з’явилася і на західних екранах у бойовику «Wanted», знятим у Америці російським режисером Тимуром Бекмамбетовим.

У сувенірній продукції

Ручна робота

  • Модель автомобіля ВАЗ-2101 (А9) випускалася на заводі «Радон» з 1977 по 1987 р.
  • 4 січня 2011 відбувся вихід моделі ВАЗ-2101 білого кольору в рамках серії «Автолегенди СРСР» під номером 25. Пізніше, в листопаді 2014 року вийшла модель ВАЗ-21011 пісочного кольору (випуск № 123). Також, у 2013 році, в рамках журнальної серії «Автомобіль на службі» вийшла модель автомобіля ВАЗ-2101 в кольорах ДАІ (випуск № 18).
  • Існує також журнальна серія «Культові автомобілі Польщі» від видавництва «ДеАгостіні», де модель вийшла під номером 31. У ній присутня модель білого кольору ВАЗ-2101 в експортній комплектації.
  • Компанія «Холдинг ІНКОТЕКС» (~1995-2008 рр. ТОВ Агат-М) випускає моделі в масштабі 1:43. На моделі «двірники» зроблені як на праворульних автомобілях (не зліва-направо, а навпаки). Зі штампом на днищі «Зроблено в СРСР, Made in USSR», напис на упаковці «Автомобілі Росії». Список деяких моделей: «ДАІ» (жовтий), «Ралі» (синій), «Навчальний» (білий), «Пошта Росії», «Стандарт» (зелений), «з багажником» (зелений, синій), «Таксі»(жовтий).

Історія Газ 21

ГАЗ-21 «Волга» — советский автомобиль среднего класса, серийно производившийся на Горьковском автомобильном заводес 1956 по 1970 год[1]. Заводской индекс модели — изначально был М-21, позднее (с 1965 года) — ГАЗ-21.

Всего на ГАЗе было выпущено 639 478 экземпляров всех модификаций (включая машинокомплекты для сборки за границей, но без учёта автомобилей, выпущенных авторемонтными заводами).

Предыстория

С 1946 года ГАЗ выпускал легковой автомобиль М-20 «Победа». На момент начала производства «Победа» отличалась достаточно современной конструкцией и передовым дизайном.

Однако к началу следующего десятилетия внешний вид её постепенно стал устаревать, агрегатная часть также отстала от уровня мировых лидеров. Назревала необходимость заменить её более современной технически и совершенной визуально моделью.

«Победа-НАМИ»

Первая попытка разработки перспективной модели на смену существующему М-20 относится ещё к 1948 году, когда специалисты НАМИ по заказу Министерства автомобильной промышленности разработали свой вариант рестайлинга серийной «Победы», в истории оставшийся под обозначением «Победа-НАМИ»[2]. Существовало два варианта — авторы первого Ю. Долматовский и Л. Терентьев, а второго — Ю. Долматовский и В. Арямов.

Проект «Победы» второго поколения

С 1951 года непосредственно на ГАЗе на основе наработок НАМИ по улучшению компоновки «Победы» началась разработка автомобиля среднего класса нового поколения под обозначением М-21 «Победа-II» (генеральный конструктор — А. А. Липгарт, позднее — В. С. Соловьёв; художник-конструктор — Л. Еремеев)[3][4]. Образец был доведён до гипсового макета, который внешне в немалой степени напоминал серийный «ЗИМ» ГАЗ-12, дизайнером которого был тот же Лев Еремеев.

Однако сам «ЗИМ» к этому времени уже стал устаревать, поэтому проект «Победы» второго поколения принят к производству не был. А вскоре на заводе приступили к работе над иными, намного более перспективными моделями, одна из которых и была выбрана впоследствии для массового производства в качестве преемника «Победы».

Разработка

Начальный период и ходовой образец

В основу технического задания на автомобиль легли наработки по «Победе» второго поколения, в частности — была использована та же компоновка с вынесенным несколько вперёд пассажирским салоном, что в сочетании с уменьшением размерности колёс с 16 до 15 дюймов позволяло сделать его более просторным при той же колёсной базе, практически убрать характерные для М-20 выступающие в салон арки задних колёс. Вместе с тем, новый автомобиль должен был представлять собой ещё один шаг вперёд по сравнению с «Победой-II», имея более современный дизайн, полностью новый двигатель и, по оригинальному замыслу, автоматическую коробку переключения передач, что должно было значительно облегчить управление для индивидуального владельца.

Требования к автомобилю с самого начала были весьма специфичными ввиду объективного учёта условий производства и эксплуатации автотранспорта в СССР. Будущая «Волга» должна была быть современным, динамичным, комфортабельным автомобилем, способным развивать высокие для тех времён скорости на шоссейных дорогах с «усовершенствованным» покрытием при достаточно высокой экономичности, и при этом — успешно справляться с отнюдь не бывшими в те годы редкостью участками тяжёлого бездорожья, быть конструктивно простой и не требовать особенно высокой квалификации обслуживающего персонала. Разумеется, это не могло не привести к определённым компромиссам в конструкции. В результате «Волга» сочетала передовые технические решения вроде цельноалюминиевого двигателя с мокрыми гильзами и автоматической коробки передач с откровенно консервативными, если не сказать архаичными, такими, как шкворневая передняя подвеска или рычажные амортизаторы.

В качестве основных отличительных особенностей относительно предыдущей модели — «Победы», изначально заложенных в проект будущей «Волги», можно отметить: несущий трёхобъёмный кузов «седан» увеличенных габаритов с более просторным и комфортабельным салоном; панорамические[5] цельные лобовое и заднее стёкла; цельноалюминиевый четырёхцилиндровый верхнеклапанный двигатель значительно (почти в полтора раза) увеличенной в сравнении с «Победой» мощности; автоматическую гидромеханическую коробку переключения передач; гидропривод сцепления на варианте с механической коробкой передач; трёхопорный карданный вал; гипоидный задний мост с полуразгруженными полуосями; централизованную смазку узлов шасси; раздельные гидроцилиндры тормозных колодок передних тормозных механизмов (в задних тормозах обе колодки приводились в действие одним общим гидроцилиндром); трансмиссионный стояночный тормоз вместо действующего на тормозные механизмы задних колёс.

С 1952 года велась параллельная работа над двумя независимыми проектами М-21 под девизами «Звезда» (художник-конструктор — Джон Вильямс) и «Волга» (художник-конструктор — Лев Еремеев)[3][4].

В 1953 году были готовы макеты обеих машин. «Звезда» за этот период прошла через несколько итераций дизайнерского поиска, в конечной из них превратившись по сути в полный аналог «Волги» от задних дверей вперёд, но с имеющим покатую, как у «Победы», крышу кузовом типа «фастбэк» и двумя большими плавниками на корме. В производство пошёл седан Еремеева, как более перспективный — к середине 1950-х годов «фастбэк» уже выглядел пережитком прошлого, к тому же сложная форма его задней части вызывала ряд вопросов технологического характера. Изображение гипсовых макетов обоих автомобилей доступно по сноске[4].

С 1953 года ведущим конструктором по машине был назначен А. Невзоров, а главным конструктором завода на протяжении большей части проектирования автомобиля был Н. И. Борисов. (На больших заводах СССР, где параллельно шло проектирование нескольких машин, по каждой из них назначается отдельный ведущий конструктор. Наряду с ним существовал главный конструктор завода, который мог непосредственно участвовать в создании той или иной машины, а мог и оставаться лишь координатором всех работ[6])

Первый ходовой образец был изготовлен вручную в 1954 году. Известна фотография образца М-21 с номерным знаком ГВ00-08 на Горьковском шоссе (ныне трасса М7 «Волга»), датируемая 9 июля 1954 года, таким образом, в это время образец М-21 уже активно испытывался[7].

Сравнение с иностранными аналогами

Прототип М-21 № 1, собранный в первой четверти 1954 года.

Некоторые из исследовавшихся на заводе в соответствующий период или привлечённых для совместных испытаний иностранных аналогов: 1954 Ford Mainline (США, 1952—1954 гг.). Аналогичный использовался на испытаниях совместно с М-21.

1954 Plymouth Savoy (США, 1953—1954 гг.; в Австралии — до 1964 г. с модерниз.) Подобный использовался на испытаниях совместно с М-21.

1953 Chevrolet 210 DeLuxe (США, 1949—1954 гг.). Аналогичный использовался на испытаниях совместно с М-21.

1952 Kaiser Henry J (США, 1950—1954 гг.). Аналогичный закупался и исследовался заводом в период разработки ГАЗ-21.

Standard Vanguard Phase I (Великобритания, 1947—1953 гг.). Аналогичный использовался на испытаниях совместно с М-21.

1951 Opel Kapitän (ФРГ, 1951—1953). Подобный использовался на испытаниях совместно с М-21.

В ходе разработки достаточно широко использовался опыт зарубежных производителей, для изучения которого по традиции тех лет были привлечены натурные экземпляры современных иностранных автомобилей, таких, как два Ford Mainline 1954 модельного года — с шести- и восьмицилиндровым двигателями (США), Chevrolet 210 (в ряде источников — Styleline DeLuxe) 1953 модельного года (США), Plymouth Savoy 1953 года (США), Kaiser Henry J 1952 года (США), Standard Vanguard 1952 года выпуска (Великобритания) и Opel Kapitän (ФРГ), возможно, и иные[8]. Первые два были закуплены для изучения автоматических трансмиссий, как представители во многом полярных школ их конструирования. Впоследствии эти автомобили использовались и для сравнительных испытаний вместе с ходовыми образцами М-21.

Автозаводы СССР постоянно закупали для исследования иностранные аналоги своей продукции, что является нормальной практикой по мировым меркам и далеко не всегда было привязано к разработке каких-либо собственных конструкций. В данном случае иностранные модели привлекались именно по мере разработки и доводки своей конструкции автомобиля, а не исследовались в предшествующий период с целью копирования. Например, «Форд Мэйнлайн», в ряде источников объявленный едва ли не прототипом М-21, на деле появился на заводе не ранее лета-осени 1954 года[9], то есть тогда, когда уже полным ходом шли испытания ходовых прототипов «Волги»[7], а его собственные испытания начались лишь в ноябре[9].

Характер и технический уровень привлечённых автомобилей-аналогов был весьма различен. Так, «Opel» и «Standard» представляли собой весьма устаревшие модели — первый был ещё довоенной разработки, а второй поступил в производство практически одновременно с «Победой». Обе модели к этому времени готовились к снятию с производства. «Форд» и «Плимут» представляли собой современные, по тем временам, модели — первый поступил в производство в 1952 модельном (осенью 1951 календарного), второй в 1953 году (осенью 1952 календарного), но из них более удачным и совершенным был «Форд», а «Плимут» 1953—1954 годов считался «переходной» к более совершенным конструкциям моделью.

Отдельные черты иностранных аналогов нашли своё отражение в «Волге», особенно — в конструкции отдельных элементов кузова (например, роторных замков дверей; тем не менее, сама несущая основа кузова была по конструкции ближе всего именно к предыдущим моделям ГАЗ — «Победе» и ЗИМ) и дизайне салона (например, конечный вариант спидометра в виде прозрачной «полусферы» появился лишь после изучения автомобиля «Форд» — ранние прототипы М-21 имели несколько различных вариантов совершенно иного оформления щитка приборов, полностью утопленного в приборную панель), что позволяет сделать вывод об их тщательном изучении и отсутствии достаточного собственного опыта в проектировании современных автомобилей.

Автоматическая коробка передач была в целом разработана на основе трансмиссии Ford-O-Matic автомобилей корпорации Ford[4], которая, в свою очередь, была разработана для «Ford» фирмой Borg-Warner[10].

Вместе с тем, механическая часть «Волги» в целом была оригинальной советской разработки, и в огромной степени опиралась на уже находящиеся в серийном производстве образцы, — преимущественно она была создана на основе решений, уже нашедших применение на автомобиле большого класса «ЗИМ» ГАЗ-12, и даже была с ним в определённой степени унифицирована. Это относится в первую очередь к конструкции агрегатов трансмиссии и шасси.

Фотографии показывают, что прототипы «Волги» по дизайну были не просто на среднем уровне своего времени — они даже немного его превосходили, главным образом — за счёт прогрессивного оформления решётки радиатора, вместо устаревающего горизонтального бруса на иностранных аналогах, выпущенных в том году, и вообще передка, имевшего динамичный клиновидный силуэт. На момент же начала серийного производства (1956—1957 годы), дизайн «Волги» оказался в целом рядовым, а по сравнению с американскими аналогами — даже устаревающим.

«Волга» создавалась под влиянием (преимущественно) американской школы автомобилестроения, и с точки зрения дизайна была оригинальной советской интерпретацией идущего из Америки так называемого «аэростиля», популярного в те годы во всём мире.

В Европе модели этого класса в те годы были довольно редки и производились сравнительно небольшим числом производителей, из которых многие сами находились под влиянием американского автопрома — например «Опель», «Воксхолл», немецкий и английский «Форды» были филиалами американских компаний, и в те годы использовали именно американский подход; придерживались ориентации на американские стилистические тенденции и многие другие европейские автостроительные компании, а также в те годы — все австралийские.

Вместе с тем многие черты изначального (представленного на прототипах и, частично, «второй серии» 1959—1962 годов) дизайна «Волги» также восходят к «ЗИМ» ГАЗ-12 — в частности, в похожем стиле были выполнены бампера, подфарники, — что, очевидно, должно было подчеркнуть стилистическое единство линейки автомобилей Горьковского завода.

Такого же мнения придерживается, например, видный исследователь вопроса Иван Падерин[4][11].

Некоторое же сходство с иностранными аналогами неудивительно для автомобилей одного стиля и эпохи, спроектированные с учетом одних и тех же идей и тенденций, порой — со взаимными заимствованиями, — но «с чистого листа» и без прямого копирования. Английский журнал «The Autocar», в 1960 году проведший тест-драйв автомобиля «Волга» М-21К, вполне признавал исконно-советское происхождение «Волги» (англ. the Volga is entirely of Russian origin…) и описывал её стайлинг как «смесь недавних американских и европейских тенденций в дизайне» (англ. styling of the Volga is a blend of recent American and European influences).

Дизайн

«Волга», прототип (май 1955 года).

«Волга», первая промышленная серия (1957—1958).

Подборка иностранных “одноклассников”, пошедших в серию на несколько лет раньше

Willys Aero (США, 1952—1955; Бразилия, 1960—1971)

Mercedes-Benz W120 (ФРГ, 1953—1962)

Ford американского рынка модели 1955 года (США, 1954—1955).

1955 Chevrolet (Канада, 1954—1955)

1955 Plymouth (США, 1954—1955)

Simca Vedette (Франция, 1954—1961)

Standard Vanguard Phase III (Англия, 1955—1963)

Renault Frégate (Франция, 1951—1960, в показанном варианте оформления — с 1956 года).

Holden Special (Австралия, 1956—1958)

Sachsenring P240 (ГДР, 1956—1959)

Дизайн «Волги» сложился уже на раннем этапе разработки. Его автор, опытный художник-конструктор Лев Еремеев, опираясь на тенденции мировой автомобильной моды тех лет — в первую очередь, американского «стайлинга», в котором на тот момент доминировали авиационные и, отчасти, ракетно-космические мотивы, — сумел создать вполне выразительный образ современного, динамичного и достаточно элегантного автомобиля с довольно сложной пластикой кузова, в определённой мере противоположный преимущественно утилитарно-функциональному облику «Победы» или тяжеловесной стилистике «ЗИМа» ГАЗ-12и легковых «ЗИСов».

С точки зрения мирового автомобилестроения тех лет, внешность автомобиля была сравнительно сдержанной и практически не содержала каких-либо особо выделявшихся на общем фоне тогдашнего стиля элементов — достаточно сравнить её с серийно выпускавшимися года на 3-4 раньше иностранными аналогами, изображения которых приведены в ряду слева. Но по советским меркам «Волга» на момент начала своего производства благодаря характеру выбранных поверхностей, линий и декоративных элементов смотрелась весьма свежо, смело и необычно.

В целом, по своему уровню дизайн прототипов М-21 превосходил значительную часть серийных иностранных моделей 1953—1954 модельных годов, то есть, периода её разработки. Однако к моменту начала производства (1956 год) по мировым меркам дизайн «Волги» уже стал как минимум рядовым, и на фоне серийных иномарок тех лет уже особо не выделялся.

Впоследствии стилистические решения машины показали себя быстро устаревающими, особенно в сравнении с ежегодно менявшимися в те годы моделями североамериканского рынка (это касается и других моделей, пошедших в серию, поскольку прогресс автомобильного дизайна в этот период был чрезвычайно стремительным, и автомобили устаревали внешне уже через несколько лет после постановки на производство). По стандартам[каким?] США уже на 1958 модельный год «Волга» была автомобилем с устаревшим дизайном (с 1954 года, когда были построены прототипы «Волги», в США большинство производителей уже успели сменить два-три поколения своих моделей, причём каждое из них визуально весьма радикально отличалось от предыдущего). В отстававшей от США по темпам обновления модельных рядов Европе образцы аналогичного стиля просуществовали до начала 1960-х годов, а отдельные модели — и до конца 1960-х годов. В целом европейский стиль сменился уже в самом начале 1960-х годов, после чего «Волга» стала выглядеть глубоко консервативным с точки зрения дизайна автомобилем.

Здесь сказалась характерная особенность советского легкового автомобилестроения 1950—1960-х годов — длительный срок выпуска одной и той же модели, обусловленный небольшими объёмами производства легковых автомобилей. Это было связано с тем, что длительность выпуска модели автомобиля определяется сроком службы производственной оснастки, а тот, в свою очередь — завязан на объёмы выпуска.

Таким образом, история разработки и освоения в производстве автомобиля «Волга» показала как высокий, в принципе, соответствующий мировому уровень сложившейся к тому времени отечественной школы дизайна, несмотря на сохранение её явно прослеживаемой и в последующие годы ориентации на общие тенденции североамериканской школы проектирования и «стайлинга» автомобилей, так и отсталость и неповоротливость отечественного массового производства, совершенно не способного наладить выпуск современного автомобиля в сроки, за которые он сохранил бы конструктивную и визуальную «свежесть», тем более — обеспечить своевременную модернизацию (с учётом упомянутых выше объективных экономических причин, обуславливающих необходимость длительного выпуска одной и то же модели, а также полное соответствие «Волги» требованиям эксплуатантов на протяжении всего периода её производства).

Тем не менее, учитывая сравнительно недавнее появление на свет советской автомобильной промышленности, первые полностью самостоятельные конструкции в которой стали появляться лишь после Второй мировой войны, «Волга» ГАЗ-21 была для своего времени достаточно интересным образцом с точки зрения техники и дизайна, приближаясь по этим показателям к мировому уровню тех лет и при этом соответствуя весьма специфическим условиям производства и эксплуатации автотранспорта в СССР.

Дело в том, что, хотя в серию машина изначально пошла с решёткой радиатора в виде горизонтального бруса со звездой в круглом медальоне по центру, всё же это не было изначальным вариантом оформления передка машины.

На этапе проектирования для оформления передка «Волги» Лев Еремеев нашёл для него достаточно оригинальное, по тем временам, и очень рациональное решение: у прототипа М-21 облицовка радиатора была выполнена в виде одного хромированного штампованного листа стали с вертикальными прорезями (были варианты с их количеством от 10 до 16). Сверху и с боков лист имел окантовку из штампованных и литых хромированных деталей. Таким образом, изначальным был тот вариант оформления, который пошёл в серийное производство лишь в последнем квартале 1958 года, а не горизонтальный брус, характерный для серийных «Волг» выпуска 1957 и большей части 1958 годов.

Именно таков был облик макета (1953 год)[3] и первых ходовых прототипов «Волги» (1955 года).

С этим вариантом оформления дизайн «Волги» был вполне уникален и самобытен, лишь на уровне стиля перекликаясь с образцами продукции американского автопрома первой половины 1950-х годов.

В последнем квартале 1958 года машине была возвращена оригинальная решётка радиатора с 16 вертикальными прорезями, с некоторыми изменениями по сравнению с прототипами.

Существует легенда[4], что оформление передка «со звездой» возникло из-за того, что исходный вариант не понравился на просмотре в Кремле после испытаний маршалу Жукову (по другой версии легенды — Председателю Совета Министров СССР Булганину), и машине, чтобы начать её серийный выпуск, решили за счёт звезды на решётке радиатора придать ярко выраженную «партийную ориентацию».

Технические особенности

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации.Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 11 сентября 2015 года.

Вместимость салона (5—6 человек на двух сиденьях диванного типа) и высота дверных проёмов, определяющая удобство посадки на сиденья, примерно соответствовали недорогим американским «стандартным» автомобилям первой половины 1950-х годов. При этом по наружным габаритам, конструкции двигателя (четыре цилиндра, широкое использование алюминиевых сплавов, коромысла клапанов на общей оси) и динамическим качествам ГАЗ-21 был достаточно близок к европейским моделям той же размерности.

Большинство технических решений автомобиля представляло собой продукт эволюционного развития конструкции предшествующих легковых моделей ГАЗа — «Победы» и ГАЗ-12 «ЗИМ», за исключением разработанного полностью с нуля двигателя.

Так, основание кузова по сути повторяло по конструкции «Победу» М-20 (в несколько расширенном виде ввиду большего габарита автомобиля по ширине), как и передняя подвеска. При этом по сравнению с М-20 были существенно увеличены прочность и жёсткость кузова, улучшено расположение водителя и пассажиров в салоне и увеличен его объём, а также повышена стойкость к коррозии — последнее было достигнуто в том числе благодаря переходу на варьируемую толщину используемого при производстве кузова стального листа: для более ответственных элементов был заложен более толстый металл, оперение же было изготовлено из более тонкого (у «Победы» весь кузов был отштампован из стального листа одной и той же толщины, что вынудило конструкторов во многих местах для усиления использовать металл в два или даже три слоя — что создавало благоприятные условия для развития коррозии между отдельными листами). Единственным существенным «слабым местом» кузова ГАЗ-21 оказались стойки лобового стекла, которые при длительной эксплуатации, в особенности по плохим дорогам и с багажником на крыше, покрывались трещинами из-за усталости металла. Также при очень большом пробеге штампованная балка передней подвески деформировалась, что мешало отрегулировать углы установки передних колёс (это обусловило применение более жёсткой кованой балки на последующих легковых моделях ГАЗ). Любопытно отметить, что дверные замки на «Волге» имели роторную конструкцию — достаточно технически сложное и, в те годы, только что вошедшее в практику мирового автомобилестроения конструктивное решение.

Трёхступенчатая коробка передач была по сути унаследована от «Победы» (с изменением механизма привода), а двухзвенная карданная передача — в общих чертах повторяла ЗИМ. Гипоидный задний мост с полуразгруженными полуосями изначально также представлял собой зауженный вариант заднего моста ЗИМа, однако из-за неприемлемо большого для масштабов выпуска «Волги» процента брака при производстве цельнолитого картера его пришлось заменить на также гипоидный, но с картером из двух половин, по типу моста ГАЗ-51, что понизило точность установки шестерён главной передачи, обусловив несколько больший уровень шума. Новинкой был также гидравлический привод сцепления от подвесной педали — до этого в СССР применялся исключительно механический привод от напольной педали. Само сцепление было аналогично сцеплению «Победы», но с дисками большего диаметра.

С точки зрения культуры производства и задействованных в нём технологий первые выпуски «Волги» находились примерно на том же (невысоком) уровне, что и «Победа» — в частности, на первых серийных автомобилях отмечался перевес относительно эталонного образца порядка 150 кг (1450 кг снаряжённой массы эталона против в среднем 1610 у автомобиля-такси М-21Б с разновесом до 38 кг[12]). Впоследствии технология производства непрерывно совершенствовалась — повышалось качество штамповки и сварки, для выравнивания кузовных панелей вместо свинцово-оловянного припоя была внедрёна синтетическая шпаклёвка, вместо нитроэмалей кузов начали окрашивать синтетической эмалью горячей сушки, был осуществлён переход от сваренной из отдельных частей к более технологичной цельноштампованной боковине, и так далее. Тем не менее, преодолеть отставание завода в данной области долгое время не удавалось. Принципиальный скачок в области культуры производства на ГАЗе произошёл лишь в связи с переходом к выпуску автомобиля нового поколения, ГАЗ-24, и связанной с ним масштабной реконструкцией легкового производства во второй половине 1960-х годов. Вместе с тем, небольшие объёмы выпуска и тщательный контроль позволяли поддерживать высокий уровень качества — в частности, все ГАЗ-21 проходили обязательную дорожную обкатку (впоследствии из-за роста объёмов производства заменённую на обкатку на барабанных стендах, которая не давала в полном объёме выявить все дефекты сборки).

Изначально для «Волги» под руководством Г. В. Эварта был разработан совершенно новый, не связанный технической или технологической преемственностью с предыдущими моделями завода, двигатель — верхнеклапанный, с полусферическими камерами сгорания, V-образно расположенными клапанами, с коллекторами на разных сторонах головки цилиндров, с цепным (а не шестерёнчатым) приводом среднерасположенного распредвала. Именно такие двигатели устанавливались на прототипы 1954—1955 годов. В процессе испытаний, однако, он показал себя недостаточно экономичным, не развивал достаточного крутящего момента на малых оборотах с полной нагрузкой, кроме того, «полусферическая» головка блока отличалась низкой технологичностью, освоить её производство в требуемых количествах не вышло. На серийных ГАЗ-21 впоследствии использовался мотор ЗМЗ-21А, разрабатывавшийся изначально для не пошедшей в серию «полуторки» ГАЗ-56 и имевший ставшей традиционной конструкцию: расположенные в ряд верхние клапаны со штанговым приводом, нижний распредвал с приводом бесшумной текстолитовой шестернёй, клиновидные камеры сгорания и скомпонованные в единый узел коллекторы, что позволило реализовать подогрев бензовоздушной смеси выхлопными газами. Двигатель первых партий ГАЗ-21 представлял собою несколько расточенный и форсированный вариант нижнеклапанного двигателя «Победы».

По конструктивным решениям двигатель ГАЗ-21 был достаточно типичен для средины 1950-х годов, однако широкое применением алюминиевого сплава, включая изготовленный из него блок цилиндров с «мокрыми» гильзами, было по тем временам редким, интересным и передовым решением.

Исходный проект включал в себя также электромуфту вентилятора, которая управлялась датчиком, включавшим вентилятор системы охлаждения только при достижении охлаждающей жидкостью определённой температуры, что позволяло улучшить температурный режим двигателя и снизить расход топлива — в серию эта система не пошла (впоследствии такая система устанавливалась на первые «Волги» ГАЗ-24 и «Москвичи»-412, но показала себя плохо и с 1972 года устанавливать её перестали).

Двигатель «Волги» оставался четырёхцилиндровым и относительно скромным по рабочему объёму, по плавности работы и мощностной отдаче (в абсолютных цифрах, но не удельных, по отношению к рабочему объёму) уступая силовому агрегату ещё довоенной модернизированной «Эмки» ГАЗ-11-73 с её 3,5-литровым шестицилиндровым нижнеклапанным двигателем ГАЗ-11 мощностью в 76 л. с. с возможностью форсирования. Шестицилиндровую линию легковых автомобилей среднего класса ГАЗ не стал развивать из-за соображений повышения топливной экономии и отсутствия необходимости для народного хозяйства таких динамичных автомобилей, а также большей сложности шестицилиндрового силового агрегата. Модификации двигателя ГАЗ-11 использовались на автомобиле большого класса ГАЗ-12 «ЗИМ» и грузовиках ГАЗ-51ГАЗ-52.

Впервые в практике отечественного автомобилестроения использовалась автоматическая гидромеханическая коробка передач (коробку с ручным переключением от «Победы» на первом этапе планировалось оставить в основном для работы в такси). В серийном производстве она продержалась недолго из-за низкой культуры эксплуатации и обслуживания автомобилей в СССР, хотя в производственной программе модификация с АКППзначилась до 1962 года. Окончательно она была убрана из производственной программы после того, как руководство завода отказалось комплектовать автомобили автоматическими коробками передач по индивидуальным заказам.

Следует отметить, что, согласно воспоминаниям некоторых из разработчиков ГАЗ-21, автоматическая коробка передач для «Волги» с самого начала воспринималась на заводе в качестве возможности отработать в малосерийном производстве основу для будущей трансмиссии «Чайки», без планов массового выпуска автомобиля среднего класса в такой комплектации. Помимо вполне очевидных опасений по поводу проблем с эксплуатацией такого сравнительно сложного агрегата, упоминается, что машина с четырёхцилиндровым мотором и «автоматом» даже по тем временам попросту не имела должной динамики ввиду нехватки мощности двигателя.

На основе проверенных конструктивных решений «ЗИМ»-а разрабатывались современный бесшумный гипоидныйзадний мост, карданная передача с промежуточной опорой. Оригинальным техническим решением была ЦСС — централизованная система смазки узлов шасси — специальная система трубок, при помощи которой водитель смазывал все трущиеся пары жидким маслом путём нажатия на педаль в салоне, а не консистентной смазкой при помощи шприцевания в яме — аналогичная система применялась на многих довоенных немецких и некоторых дорогих американских автомобилях, но в отечественной практике применялась на массовой модели впервые. Следует, однако, заметить, что при эксплуатации на плохих дорогах живучесть трубок системы, а в отдельных случаях и пальцев рулевых тяг, была невелика, кроме того, отмечались определённые проблемы с качеством комплектующих — не некоторых партиях автомобилей шарики запорных клапанов, изготовленные заводами-смежниками ГАЗа из низкосортной резины вместо маслобензостойкой, разбухали и не давали осуществить смазывание. С 1960 года установка ЦСС была прекращена, наряду с другими мерами по упрощению конструкции автомобиля и повышению его надежности и технологичности в производстве.

Прототипы

Третьего мая три «Волги» — вишнёво-красная (прототип № 1), синяя и белая — были отправлены на всесторонние государственные испытания совместно с различными автомобилями отечественного и иностранного производства. Одна из испытываемых машин была с механической коробкой передач, остальные — с «автоматами». Кроме того, все машины имели небольшие внешние отличия, преимущественно отличались количеством прорезей в радиаторной решётке — от 10 до 16, оформлением светотехники, салона, и так далее. Испытания машин проходили в самых различных дорожных условиях — от современной трассы «Горький — Москва» до бездорожья на территории колхоза «Путь к коммунизму».

По сравнению с предыдущими отечественными моделями, «Волга» показала себя динамичным, скоростным автомобилем с высокой комфортабельностью. Машина была экономичнее своей предшественницы — «Победы», при этом по динамике превосходя «ЗИМ» более высокого класса. По таким показателям, как долговечность и проходимость, «Волга» оставила далеко позади и иностранные аналоги, мало приспособленные к отечественным дорожным условиям (в частности, долговечность кузова и бесшкворневой передней подвески автомобиля «Форд Мэйнлайн», по результатам долговременных испытаний[9], в отечественных дорожных условиях не превысила скромной цифры в 50 тыс. км; не лучше показали себя и остальные агрегаты шасси, вплоть до разошедшейся по сварным швам рамы, и кузов, в котором образовалось большое число трещин[9]).

Четвёртый прототип, цвета слоновой кости с тёмной крышей, госномер ГВ00-28, был построен в мае 1955 года, и в испытательном пробеге не участвовал. Позднее, он был передан на радиозавод в городе Муром для окончательной отладки предназначенного для «Волги» радиоприёмника модели А-9. Прототипы № 2, 3 и 4 летом 1955 года получили решётку радиатора «со звездой».

Следует разделить понятие «ходовой образец», коим являлась самая первая машина весны 1954 года и «прототипы» — машины выпуска 1955 года. Есть мнение, что число первых прототипов не ограничивалось четырьмя экземплярами, поскольку имеются факты о существовании по крайней мере ещё одной машины с характерными тремя подштамповками на задних дверях и «внешностью» прототипа, находящейся в частной эксплуатации в Донбассе до 1990-х годов. Кроме того, сравнивая номера агрегатов машин первой тысячи выпуска (данные маркировочных подкапотных табличек), можно сделать вывод, что маркировку первых двигателей серийных машин начали производить с отставанием от номеров шасси примерно на 50—70 единиц. Напрашивается вывод, что либо первые десятки машин оснащались экспериментальными двигателями, коих было выпущено в этом количестве (что маловероятно), либо уже была произведена какая-то определённая партия машин (кузовов) в облике, свойственном прототипам, не нашедшая отражение в официальной статистике.

Постановка в производство

Первые условно серийные «Волги» были собраны 10 октября 1956 года, они уже имели оформление передка «со звездой» — 3 экземпляра. Всего в партии 1956 года было 5 автомобилей.

Осенью и зимой 1956 года восемь «Волг» (опытные 1954—1955 годов и машины из опытно-промышленной серии 1956 года) прошли 29 тыс. км по дорогам России, Прибалтики, Украины, Белоруссии и Кавказа[13]. Окончательные испытания новой модели проводились в гараже обкома КПСС Горького, 1-м таксопарке Москвы и автобазе ЦК ВЛКСМ, куда и были направлены первые 62 автомобиля из опытно-промышленной партии (1956 — начало 1957 года). В их ходе были выявлены многочисленные недостатки и недоработки, бо́льшая часть которых была немедленно устранена. Остальные либо были устранены в ходе дальнейшей модернизации модели (на вызывавшую сильные нарекания бликующую верхнюю часть панели приборов уже в 1959 году начали наносить зернистое матовое напыление; в 1960-е годы — покрывать искусственной кожей), либо так и преследовали её до окончания «конвейерной жизни» (открывающиеся на недостаточно большой угол крышки капота и багажника)[12].

Периодизация выпуска

Предсерийный выпуск

В 1954—1955 годах был собран ряд прототипов, друг от друга отличавшихся деталями оформления, двигателями и типом коробки передач (АКПП или механическая).

Из уникальных черт, прототипы отличались оформлением передка (достаточно близким к оформлению «второй серии»), тремя декоративными рёбрами жёсткости на выштамповке на задних дверях и блестящими молдингами на рамках дверей (как на «ЗИМ»). Кроме того, прототипы несли полный набор хромированного декора (хромированная решётка радиатора, поясной молдинг, окантовки лобового и заднего стёкол), который в серийном производстве перешёл в категорию дополнительного оборудования, устанавливаемого по заказу и на экспортные машины. Салоны автомобилей-прототипов существенно отличались от серийных автомобилей, к тому же, известно несколько вариантов их оформления с существенными различиями.

«Серии» ГАЗ-21

В настоящее время в среде коллекционеров для различения ГАЗ-21, выпущенных в разные годы, принято выделять три «серии», или «выпуска». Похожее деление на «выпуски» или «модели» использовалось и в литературе времён самой «Волги» — различали модели 1957, 1959 и 1962 годов. Основные отличия автомобилей различных моделей приведены ниже. Самим заводом различные модификации автомобиля обозначались литерами (например — М-21И, ГАЗ-21Р), основные варианты которых также приведены ниже.[14]

Ввиду наличия большого количества автомобилей с «неродными» агрегатами и деталями отделки, определить реальный год выпуска или хотя бы принадлежность к определённой «серии» на глаз не всегда возможно. Одним из наиболее достоверных признаков, позволяющих отличить друг от друга различные модели «Волги», являются так называемые «водостоки» — это опоясывающая крышу деталь в виде желобка, предотвращающая попадание воды в салон. Форма их заметно менялась на протяжении выпуска автомобиль, при этом в большинстве случаев заменяют «водостоки» только вместе с кузовом, что делает их форму достаточно надёжным индикатором при определении года выпуска конкретного автомобиля.

Модель 1957 года, «первая серия»

Модель 1957 года — «первая серия»

Автомобили выпуска с 1956 по ноябрь 1958 получили впоследствии название «первая серия» (также, «первый выпуск», «со звездой»). 10 октября 1956 года с конвейера сошли (а скорее всего — вышли из малосерийного опытного производства) три первые серийные «Волги» ГАЗ-21. Всего до конца 1956 года было выпущено всего пять экземпляров. Массовое производство началось только в следующем году, приблизительно с марта-апреля.

Первоначально в течение 1957 года машина выпускалась с модернизированным «Победовским» нижнеклапанным двигателем в модификации ГАЗ-21Б, имевшем более высокий рабочий объём за счёт увеличенного диаметра цилиндров до 88 мм, и с увеличенной степенью сжатия до 7,0 (2,42 л., 65 л. с. при 3800 об./мин., крутящий момент 15,8 кг•м). Во многих современных источниках заявлено, что было выпущено строго только 1100 машин. Это неверно. Экземпляры с этим двигателем выходили из ворот завода вплоть до конца 1957 года, а такси — до 1959 года. Такой же двигатель ставился на экспортные версии вездехода ГАЗ-69 (в модификации ГАЗ-69В двигатель имел мощность до 70 л. с. при степени сжатия 7,4) и штатно на автомобиль УАЗ-450 и его модификации (мощность 62 л. с. при степени сжатия 6,7). Нижнеклапанный двигатель агрегатировался только с механической коробкой передач.

Имелись и иные особенности, в частности задний мост с неразрезным цельнолитым картером, созданный на базе моста ЗИМ М-12 путём укорачивания полуосей и их кожухов, и устанавливался на авто примерно до сентября 1957 года. До этого, на самых первых авто (с № шасси примерно до 200) устанавливался шумный задний мост со спирально-коническими шестернями, представлявший собою модернизированный задний мост а/м ГАЗ-69 с главной парой с меньшим (4,62 против 5,125) передаточным числом. Все основные особенности «переходной» модификации (М-21Г) подробно описаны в статье в журнале «За рулём», № 3 за 1957 год, содержимое которой воспроизведено по сноске[15].

Летом 1957 года на автозаводе была закончена подготовка производства современного верхнеклапанного двигателя модели ЗМЗ-21А и примерно с июля конвейер переходит на оснащение автомобилей новым двигателем. Чёткой границы перехода со старого двигателя на новый никто назвать не сможет. Достоверно известно, что новый двигатель уже устанавливался на автомобили с № шасси 1404 (двигатель № 097 и с АКПП), 1584 (двигатель № 291, механика) и 1767 (двигатель № 398, механика), в то время как автомобили с шасси № 2070, 2210, 2341, 4087 и 4455 всё ещё имели нижнеклапанные двигатели. Что примечательно, авто № 2210, 4087 и 4455 согласно данных подкапотных табличек выпущены в модификации 21В — то есть базовой модели с новым двигателем 21А. Вероятнее всего, что нижнеклапанных двигателей было изготовлено изначально заведомо больше, и ими вынужденно комплектовали конвейер по причине недопоставок новых двигателей. Нередко это производилось без каких-либо пометок на маркировочных табличках (хотя руководство по эксплуатации к такому «гибридному» авто прилагалось как для нижнеклапанной модификации). Также есть данные, что ГАЗ-М20 последних двух годов выпуска также нередко имел такой двигатель (к примеру, ГАЗ-М20 1957 года с таким двигателем № 7807).

Всего было выпущено около 30 тысяч машин модификаций 1-й серии.

До наших дней машин «со звездой» в оригинальном виде дошло достаточно немного, основная же масса сохранившихся автомобилей частично переделана в более поздние модификации, с чем связана относительно высокая востребованность «первого выпуска» на рынке старинных автомобилей.

У модели 1957 года были так называемые «водостоки на 3/4», то есть оканчивающиеся ощутимо не доходя до заднего крыла, но длиннее «коротких» (из всех встречающихся вариантов, этот по длине — промежуточный).

Позднее, после определённого номера шасси в 1958 году, стали ставить «длинные» водостоки, не доходящие до заднего крыла только несколько сантиметров (на ширину хромированного поясного молдинга, ставившегося на версии с улучшенным оформлением).

Экспортная версия ГАЗ-21 с нижнеклапанным двигателем (имеющая хромированный подоконный молдинг) не имела собственного буквенного индекса. Кроме того, такси на базе именно этой модели, также имели такой хром-пакет.

Главная особенность салона первой серии — панель приборов без отделки кожзаменителем или напылением и с «низкой» облицовкой приёмника с расположенным сверху горизонтально громкоговорителем, прикрытым металлической решёткой. Причём такой она оставалась до конца 1958 года, то есть и после перехода к облицовке типа II серии. Лобовое стекло на «первой серии» (во всяком случае, на самых ранних серийных машинах) имело внутреннюю облицовку в виде тонкого опоясывающего молдинга, как на ЗИМ или «Победе», вместо появившихся позднее развитой формы боковых накладок на передние стойки крыши.

Часть машин имела двухцветную окраску, она была доступна также по заказу за дополнительную плату. Количество цветовых сочетаний было весьма велико, использовались три типа разделения цветов: крыша одного цвета — нижняя часть другого; или — крыша и нижняя часть кузова до выштамповки на боковине одного цвета — остальное другого; или — крыша и выштамповка на заднем крыле и двери одного цвета, остальная машина другого. Часть из этих двухцветных сочетаний в реконструкции исследователя вопроса.

Модель 1959 года, «вторая серия»

Модель 1959 года — «вторая серия».

ГАЗ-21И 1959 года (молдинг на крыле и задние фонари не родные).

Оформление задней части «второго выпуска» (из неоригинальных деталей присутствуют зеркала заднего вида, «заземления» под бампером, уплотнитель заднего стекла от «Жигулей», изменена геометрия подвески — поднята задняя часть).

Автомобили выпуска конца 1958 — самого начала 1959 года принято называть «переходными», а выпуск 1959—1962 годов — «второй серией» («вторым выпуском»).

В конце 1958 года автомобиль был модернизирован, преимущественно внешне. Изменилась форма передних крыльев в пользу увеличения колёсных арок, оформление передка стало в целом повторять внешний вид одного из прототипов 1955 года (так называемая «акулья пасть», с 16 прорезями решётки радиатора), соответственно, из-за изменения облицовки радиатора появился новый замок капота. Салон и механическая часть остались практически неизменными, хотя постепенная модернизация не прекращалась.

После февраля 1959 года внешнее и внутреннее оформление автомобиля было несколько изменено, появились такие детали, как: катафоты в стёклах задних фонарей (сами стёкла также несколько изменились, получили иное внутреннее оребрение), изменённый фонарь заднего номерного знака (без радиальных рёбер), новая панель приборов с покрытой матовым напылением (позднее — обтянутой кожзаменителем) верхней частью для исключения отвлекающих водителя отражений на лобовом стекле и более богато оформленным приёмником (с вертикально расположенным на лицевой части панели приборов громкоговорителем, закрытым тонкой металлической сеткой в декоративной хромированной рамке, омыватель лобового стекла. Как и в любой модернизации, были и другие, малозаметные «невооружённым взглядом», изменения.

Модернизация узлов и агрегатов автомобиля произошла в 1960 году. Машина получила современную проводку с «минусом» на массе (до этого на массе был «плюс»), убрали централизованную смазку узлов шасси, внесли и некоторые иные изменения и улучшения. Кузов был усилен за счёт установки специальных усилителей.

Всего было выпущено чуть более 140 тысяч машин всех модификаций. Приблизительно одновременно с выпуском «переходных» машин «Волги» стали комплектоваться кузовом с «коротким» водостоком, заканчивающимся задолго до задних крыльев. Часть автомобилей «второго выпуска», как и «первого», имела с завода двухцветную окраску.

Expo ’58

По данным многих источников, «Волга» получила Гран-при на выставке «Экспо ’58» в Брюсселе. На дипломе помещено изображение модели 1958 года (известной как «переходка»), однако более детальное изучение фактов показывает, что получила Гран-При не только «Волга», а весь советский стенд. Названия советских машин впечатаны в оригинал позднее русским шрифтом и из всех представленных на стенде моделей указаны только ГАЗ-52, «Волга» и «Чайка» (в советскую экспозицию также входили автомобили ЗИЛ-111 и Москвич-402).

Конкретная роль самой «Волги» в получении советской экспозицией этой награды до сих пор остаётся до конца не выясненной, что не мешало АвтоЭкспорту активно и вполне успешно использовать этот факт для продвижения «Волги» и других советских моделей на западных рынках.

Судя по сохранившимся фотографиям советского павильона, представленная на стенде «Волга» имела двухцветную красно-белую окраску и шины с белыми боковинами.

Модель 1962 года, «третья серия»

«Третья серия» — 1962-70 гг. — «китовый ус», наиболее распространённый ГАЗ-21.

К рубежу 1950—1960-х годов внешность «Волги» первого поколения начала быстро устаревать, однако полноценный рестайлинг только что освоенной в производстве модели был бы нецелесообразен с экономической точки зрения, хотя проекты его на заводе прорабатывались. В конечном итоге был реализован вариант «мягкой» модернизации автомобиля, затронувшей по большому счёту лишь бампера и декоративные детали, при практически неизменном оперении кузова. Автором проекта модернизации был Л. Еремеев.

В ходе модернизации появилась новая решётка радиатора, прозванная «китовый ус» и состоявшая из 37 вертикальных стоек (впоследствии такой рисунок решётки применялся на многих других моделях ГАЗ), бамперы без «клыков» с горизонтальным членением на две половины — хромированную верхнюю и окрашенную в цвет кузова нижнюю, с капота исчезла фигура оленя и молдинг (ещё на позднюю «вторую серию» «оленей» ставили редко, чаще — каплевидную травмобезопасную декоративную деталь, так называемую «каплю»). Было также изменено оформление салона, появились новые, более долговечные материалы для его отделки: кожзам — повинол для потолка, новая полусинтетическая ткань для диванов. Прототипы модели 1962 года имели и другие отличия, но в серийное производство запланированные изменения были запущены не в полном объёме или в несколько изменённом виде. На машинах в варианте с улучшенным оформлением появились молдинги по верху передних крыльев (так называемые «стрелы») и хромированные декоративные «плавники», которые прикрывали отделявшие задние крылья от кузова резиновые уплотнители («прошву»).

Внешность «Волги» после модернизации изменилась значительно, став более лёгкой и динамичной, некоторыми чертами перекликающейся с последней на тот момент легковой моделью завода — «Чайкой» ГАЗ-13. Автомобили с изменённым оформлением, в настоящее время известные под обозначением «третьей серии», начали сходить с конвейера начиная со второго полугодия 1962 года.

Параллельно с изменением внешнего оформления (но без чёткой привязки к нему) велась и техническая модернизация — так, была незначительно (до 75 л. с.) повышена мощность двигателя, рычажные амортизаторы заменены на телескопические, сваренная из нескольких деталей боковина кузова заменена на более технологичную цельноштампованную, для выравнивания кузовных панелей вместо припоя внедрена шпаклёвка, начата окраска кузовов более стойкой синтетической эмалью. Из производственной программы была окончательно убрана версия с АКПП.

На ранних автомобилях этой модели водостоки были короткими, как и на II серии. Позднее — приблизительно с 1963 года — на машинах стандартной комплектации появились длинные водостоки, доходящие до задних крыльев, а на автомобилях улучшенной — такие же, но немного укороченные для установки поясного молдинга.

Двухцветная окраска «с завода» практически не встречалась на автомобилях «третьей серии», за исключением такси с крышей контрастного цвета (обычно красного или жёлтого) — так иногда красили автомобили, поступавшие в такоспарки, или прошедшие капремонт на ремзаводах. Среди таксистов такие машины имели прозвище «красная шапочка».

В таком виде машина выпускалась до 15 июля 1970 года (с 1968 года — параллельно с производством новой «Волги» ГАЗ-24 выпускавшейся малыми партиями), последним сошедшим с конвейера автомобилем был антрацитовый ГАЗ-21УС. Всего машин «третьей серии» было выпущено около 470 тысяч.

Залишити відповідь